Отзыв об обращении по страховке от Ингосстраха в США

Этот отзыв о реальном страховом случае предоставила нашему сайту Ксения К. Страховой случай произошёл с ней во время стажировки в Филадельфии в 2012 году.

В настоящее время Ксения является членом Американской академии отоларингологии — хирургии головы-шеи. Работает врачом в России.

Сегодня я побывала в шкуре пациента – пригодилась страховка, которую я долго выбирала перед отъездом. Скажу сразу: СК Ингосстрах молодцы! Вчера во время ланча и поедания сырой брокколи (в США салат-бар состоит отнюдь не из оливье и селёдки под шубой) резко заболела верхняя челюсть. После недолгого самостоятельного изучения собственной ротовой полости с простукиванием зубов я приговорила левую верхнюю «восьмёрку». Поскольку боль не унималась, а употребление пищи превратилось в пытку, я поняла, что сейчас самое время проверить страховку выезжающих за рубеж аж за 80 USD :) Честно говоря, иллюзий на этот счёт я не питала, поскольку уже имела в жизни «удовольствие» повоевать с Ренессансом. Но это отдельная увлекательная история.

Несмотря на мучения, я вернулась в операционную и стойко продолжила наблюдать за виртуозным обращением с эндоскопическими инструментами доктора Кеннеди до конца рабочего дня.

Стоматологическая клиника Университета Пенсильвании или PENN School of Dental Medicine Clinic.
Стоматологическая клиника Университета Пенсильвании или PENN School of Dental Medicine Clinic.

Придя домой вечером, я напилась «анальгина» и принялась звонить по телефону, указанному в полисе (по Москве было 01.30). Трубку взяли, что прибавило мне сил, записали мои данные и сказали подождать звонка местного агента. Не более чем через 30 минут со мной связалась некая Ольга, которая говорила по-русски с сильным американским акцентом, и спросила, есть ли у меня пожелания по поводу стоматологической клиники. Безусловно, мне хотелось, чтобы меня отправили в стоматологический центр UPENN, крупнейший в Филадельфии. Ольга смогла записать меня туда на утро. Такой оперативностью и желанием помочь со стороны Ингосстраха я была приятно удивлена. Обычно со страховыми компаниями у меня происходят малоприятные истории.

Стоматологическая клиника Университета Пенсильвании или PENN School of Dental Medicine Clinic представляет собой большое трехэтажное современное здание и находится в 20 минутах ходьбы от моей квартирки.

Как только я вошла в здание, ко мне подошла девушка с ресепшена, нашла меня в списках пациентов и отправила на 3-й этаж в отделение хирургической стоматологии (Oral and Maxillofacial Surgery).

Внутри клиники.
Внутри клиники.

Регистратура этого отделения имела классическую структуру, как во всех американских клиниках, и напомнила мне ЛОР-отделение UPENN: стойка регистратуры с несколькими приветливыми специалистами и зал ожидания с телевизорами и журналами, где уже находилось несколько человек. Мне сразу дали кипу бумаг для заполнения, которые включали различные опросники, согласия на обследования и лечение, выдержки из законов о конфиденциальности и т.д. и т.п. В США, в отличие от России, принято, что пациент сам заполняет бумаги, вписывая свои жалобы, историю заболевания, перенесённые болезни и т.д. Это дополнительно юридически защищает врача и исключает ошибки при сборе информации.

Бумаги, которые надо заполнить и подписать.
Бумаги, которые надо заполнить и подписать.

Примерно через 30 минут вышла медсестра-ассистент доктора Mooney и повела меня по длинным коридорам клиники в кабинет врача. Она посадила меня в стоматологическое кресло и принялась искать мои данные в компьютере, но поскольку я в американской клинике в качестве пациента была впервые, её поиски не увенчались успехом, что ввело её практически в ступор. Оказывается, в какую бы клинику не обращался пациент, всё сохраняется в единой истории болезни.

В стоматологическом кресле.
В стоматологическом кресле.

Сразу появились два доктора: доктор Monney — профессор кафедры и доктор Lui — резидент 6 года. Они были очень приветливы, спросили, что я делаю в Филадельфии, и мы сразу разговорились на медицинские темы. После осмотра, который включал не только зубы, но и глотку, язык и височно-нижнечелюстные суставы, меня отправили на ортопантограмму. Снимок выявил проблемы в левой верхней «восьмёрке» — зубе мудрости (или 16 зубе по американской системе исчисления). Безусловно, зуб приговорили к удалению. Также мне предложили подумать над удалением нижних «восьмёрок» в плановом порядке, так как они там мешаются.

Мне дали ещё кучу бумажек для подписания, касающихся самой операции, где были перечислены всевозможные мыслимые и немыслимые осложнения.

Как только я расквиталась с бумажками, на меня надели пульсоксиметр, манжету для измерения давления и подключили к монитору. В рот сразу засунули зонд с лидокаином и надели на нос маску с кислородом и веселящим газом, а на глаза — солнечные очки со словами «сейчас вы окажетесь на пляже». Честно сказать, мне в жизни ещё ни разу не приходилось испытывать действие общих анестетиков, поэтому было вдвойне интересно, что будет дальше. Буквально через несколько мгновений мне стало очень хорошо, и все переживания о происходящем у меня во рту испарились.

Язык перестал мне подчиняться, а во всем теле появилось приятное покалывание. Процессы в моем мозгу замедлились, и я, как бы со стороны, могла наблюдать за рождением новых мыслей, которые медленно трансформировались сначала в русские, а потом в английские слова. Этот процесс настолько замедлился, что мне показалось, что я напрочь забыла английский язык.

Маска с кислородом и веселящим газом.
Маска с кислородом и веселящим газом.

Доктор сделал несколько уколов, а потом нёбную блокаду, что было очень неприятно, но газ быстро вернул меня на пляж. Само удаление было абсолютно безболезненным и очень быстрым. Как только отключили газ, я мгновенно пришла в полное сознание, как будто ничего и не происходило. Очень необычное ощущение. Самое интересное, что я ощущала онемение только в области удаленного зуба, но спокойно могла разговаривать и шевелить губами. Помню, после подобной блокады в России я ходила с перекошенным лицом, наверное, сутки.

Слева заботливая медсестра, а справа веселый доктор Lui.
Слева заботливая медсестра, а справа веселый доктор Lui.

Мне подробно рассказали о том, как себя вести после удаления зуба. Запрет касался только полоскания, ковыряния в лунке зуба и чистки зубов на стороне операции. Есть и пить, сказали, можно сразу. Всё это отразили в письменных рекомендациях, где указали номер пейджера дежурного на дому резидента (resident on call), которого я имею право потревожить в любое время дня и ночи, если возникнут осложнения.

С собой мне дали рецепт на сильный анальгетик.
С собой мне дали рецепт на сильный анальгетик.
И целый пакет со стерильными салфетками и сухим льдом на случай подкравливания.
И целый пакет со стерильными салфетками и сухим льдом на случай подкравливания.
Пока мне это не пригодилось.
Пока мне это не пригодилось.

Стоимость моего лечения вышла 450 USD, что включало консультацию, рентген, анестезию и саму экстракцию зуба. За всё заплатила СК Ингосстрах! Спасибо ей! Кроме этого, меня пригласили на повторный бесплатный осмотр через неделю, чтобы удостовериться в благополучном заживлении.
Член Американской академии отоларингологии — хирургии головы-шеи,
к.м.н.

P.S. В этом году в Университете Пенсильвании, когда я там училась, мне на стол попал счёт для пациента только на предоперационное обследование. Посмотрите и задумайтесь, какая СК будет оплачивать такие суммы? А попасть под авто и выписаться с долгом в $1 000 000 очень даже реально. Пишу для того, чтобы Вы понимали, что рассчитывать на то, что Вам всё оплатят, любое обращение, любое лечение, не стоит. Да и нет таких страховых компаний. Даже американские страховые, бывает, отказываются оплачивать лечение американцам.

Соответственно я обрезала фамилии, логотипы и т.д. со счёта.
Соответственно я обрезала фамилии, логотипы и т.д. со счёта.
Добавить комментарий