Отзыв об использовании страховки WorldNomads

Страховой случай произошёл с Натальей из Краснодара в октябре 2011 года в Италии во время занятий парапланеризмом.

Использовалась страховка World Nomads. Подробнее об этой страховке можно почитать здесь.

Периодически на paraplan.ru и на других ресурсах экстремалы поднимают тему страхования и полезности страховки во время занятий опасными видами спорта. В этой статье мне хотелось бы…

  1. Поделиться грустным, но безумно полезным опытом использования страхового полиса за границей.
  2. Заострить внимание интересующейся аудитории на некоторых моментах, которые иногда могут сэкономить огромное количество денег и времени, а иногда и банально спасти жизнь.

Заранее оговорюсь: я не претендую на истину в последней инстанции или на роль гуру. Более того, некоторые советы/выводы могут показаться весьма и весьма банальными. Но если этот материал окажется полезным хотя бы одному человеку, я буду считать, что всё было не зря.

Также за рамками этой статьи оставлен разбор причин происшествия.

Предисловие

Перед отъездом в Италию на полёты мы в интернете подробно изучили вопрос со страховками для парапланеристов и обратили особое внимание на отзывы людей, которым пришлось воспользоваться полисами в «боевых» условиях. После некоторых размышлений оформили на сайте компании World Nomads семейный полис на троих (муж и жена + ребёнок 5 лет). Ребёнку – по тарифному плану Standart, а нам как парапланеристам – по тарифному плану Explorer, который имеет несколько принципиальных отличий от стандартного.

  1. Нелимитированная страховая сумма на спасательные работы, медпомощь, оплату сопровождающих и доставку пострадавшего домой.
  2. С защитой ответственности перед третьими лицами (ну мало ли на чей-то сарай приземлимся или в чужую машину врежемся).

Для сравнения. В это же время другая группа пилотов перед 3-недельной поездкой тоже застраховалась, но в российской страховой компании. Стоимость наших полисов была примерно одинакова. При этом в полисе российской компании были указаны ограничения на сумму медпомощи (до 50 тысяч евро). А когда один из пилотов на 5 день повредил ногу (подозрение на разрыв связок голеностопа или трещину в кости), ему отказались помочь с заменой авиабилетов, сказав, что жизненно важных повреждений нет. В итоге человек почти 1,5 недели прыгал на костылях по гористой местности в некачественно уложенном гипсе, а теперь в России до сих пор лечит последствия.

В декабрь 2011 года я занималась изучением условий страхования для зарубежных поездок у российских страховых компаний. Искала такую, у которой страховая сумма была бы больше 50 тысяч евро. Оказалось, что очень мало компаний предоставляет страховку на 75 тысяч евро и совсем единицы на 100 тысяч евро. Безлимита нет ни у кого. А стоимость одного койко-дня в итальянском госпитале – от 800 до 1200 евро. Прибавьте сюда хотя бы стоимость операции и транспортировки домой, и становится понятно, что 50 тысяч евро – это просто «ни о чём».

Вывод № 1. ОБЯЗАТЕЛЬНО читайте условия страхования! Высокая стоимость полиса не гарантирует качество работы страховой компании!

Неудачный старт

Итак, на 5 день поездки я неудачно стартовала. Произошло это на старте в Alpago во второй половине дня.

Был солнечный и безветренный день. Очень слабая термичка (даже скорее её полное отсутствие). Штиль на старте. Подняв купол задним стартом, ровно выведя над головой, чуть замешкавшись в развороте и ломанувшись вперед, я сделала несколько шагов по достаточно крутому каменисто-травяному склону с множеством небольших кочек и ямок (ну обычный альпийский склон).

На склоне.

То ли под стопу неудачно попала ямка, то ли недостаточное давление в куполе не дало нужной поддержки, но в ноге что-то хрустнуло, я упала и стала сползать по крутому склону. Купол вначале вроде обмяк и коснулся склона, но потом наполнился снова, раскрылся уже с галстуком, и меня сняло со склона.

Какое-то время я ещё поддерживала прямолинейный полёт, инстинктивно компенсируя разворот клевантой. Сам галстук и состояние купола я не осознавала, так как в состоянии травматического шока не кинула привычный взгляд вверх на купол. Через непродолжительное время прекратив компенсацию, я получила разворот с потерей высоты и, зацепившись ухом параплана за деревце, оказалась на 30-градусном склоне, поросшем тонкими молодыми деревьями, со сломанной голенью и непонятной слабой болью в спине.

Примечание. Я была в облегченной подвеске-трансформере «Woody Walley» с айрбэгом. Не знаю, получила ли я такое повреждение спины, если бы была в обычной подвеске со стандартным протектором…

В ожидании спасателей

Наши ребята с помощью веток зафиксировали сломанную ногу и дали таблетку кетонала. Спасибо им за то, что они в своё время уделили внимание этой теме и повели себя спокойно и уверенно. Вопрос был в спине: то ли это просто моя обычная боль в пояснице, то ли всё-таки что-то более серьёзное.

Поскольку я была в сознании и вела себя (надеюсь!) адекватно, один из пилотов даже предложил мне с их помощью «попрыгать на здоровой ноге из леса на открытое пространство» – сказывается наша русская привычка всюду выживать самостоятельно, ни на кого не надеясь.

Однако я понимала, что при таких ощущениях в спине мне лучше вообще не двигаться – на всякий случай. Знакомые медики не раз рассказывали о травмах спины и о том, что пострадавшего лучше вообще без явной нужды не трогать. И сейчас мой муж по рации, слава Богу, убедил всех, что этим должны заниматься профессиональные спасатели, имеющие специальное оборудование и соответствующие знания.

Примечание. Потом МРТ выявила перелом позвонка L1 (он раскололся на несколько частей, но каким-то чудом сохранил при этом форму, не повредив спинной мозг), и, если бы я встала, очень высока была бы вероятность парализации нижней части тела.

Вывод № 2. По возможности не трогать пострадавшего до приезда спасателей (врача), даже если он не жалуется на боли в спине. Это актуально и при травмах головы.

Вывод № 3. Каждый человек, занимающийся экстремальным видом спорта, просто обязан обладать знаниями об оказании первой доврачебной помощи, а в идеале и элементарными навыками.

Спасательные работы

Уже через 10 минут мы услышали сирену – снизу на старт поднималась машина спасателей. Ко мне спустился врач (из бригады спасателей), оценил ситуацию и вызвал вертолёт, приняв во внимание мои жалобы на боль в спине. Я сразу ему сказала, что у меня хорошая международная страховка, на что он ответил: «Меня Ваша страховка не интересует. Мы оказываем неотложную помощь всем. Ваша страховка понадобится в госпитале». Буквально через 20 минут после команды врача послышался шум винтов.

Отзыв о страховке World Nomads

Подошли спасатели – со складными носилками, топорами и очень оперативно подготовили всех и вся к транспортировке: мне вкололи какое-то ооооочень хорошее обезболивающее (явно наркотик); зашиновали ногу с помощью специальной лангеты, мягкой внутри; намертво закрепили меня на узких носилках с бортиками; вырубили часть кустов, чтобы не цепляться за них; организовали страховку на крутой части тропы – словом, очень быстро и аккуратно вынесли меня по крутому склону из леса к вертолету.

По моим ощущениям, между моим падением и погрузкой в вертолёт прошёл максимум час. Из вертолёта меня перегрузили в скорую и минут за 5 привезли уже в сам госпиталь (в Тревизо) – в приёмный покой.

Спасательные работы.

Спасательные работы.

Спасательные работы.

Вывод № 4. Если Вы находитесь в развитой стране и, главное, если позволяют обстоятельства, доверьте спасение профессионалам: это облегчит участь спасаемого (как минимум его правильно/эффективно обезболят и правильнее/быстрее/безопаснее вынесут к транспорту) и не даст его друзьям по незнанию совершить непоправимые ошибки.

Примечание. Практически всё общение с итальянской стороной шло на английском языке. Два раза только в качестве переводчика выступали русские люди, знающие итальянский. Если бы не мой английский, а в нескольких случаях и немецкий, был бы жуткий информационный вакуум.

Вывод № 5. Если Вы активно путешествуете, учите английский!

Приёмный покой госпиталя

Там тоже всё было очень стремительно и тоже с отрицанием роли страховки: рентгенография ВСЕГО тела – от черепа до пальцев ног в двух проекциях (сверху и сбоку), причем рентген 1-го шейного позвонка делали даже через широко раскрытый рот, что у нас в России практически никогда не делают; УЗИ органов брюшной полости и дополнительно КТ позвоночника, так как в R-снимках спины их что-то всё-таки смутило.

За это время я узнала адрес госпиталя и отправила СМС моим, чтобы они знали, где меня искать.

Итог обследования: винтовой оскольчатый перелом обеих костей голени со смещением, перелом позвонка L1.

Пришедший хирург объявил, что надо делать 2 операции, и сейчас нейрохирурги с ортопедами решают, что грамотнее оперировать первым.

Рентгеновский снимок.

Ортопедическое отделение

Утром следующего дня я сообщила в страховую компанию об инциденте и дала координаты госпиталя. Менеджер меня уверила, что они взяли мою ситуацию под контроль, и я могу быть спокойна. В течение этого и следующего дня между страховой компанией и госпиталем произошёл обмен документами: врачи предоставили данные о моём состоянии и предполагаемом лечении, а страховая подтвердила свою готовность оплатить всё лечение. Мы решили, что все предварительные согласования проведены, и меня вот-вот прооперируют.

Примечание. Муж просил заведующего отделением ускорить подготовку и отправку медиками информации в страховую, а также постоянно созванивался со страховой компанией и просил их ускорить отправку письма, гарантирующего оплату. Без активных действий с нашей стороны обмен документами мог растянуться на неопределенное время.

Вывод № 6. Обязательно держите под контролем все организационные вопросы, особенно на начальном этапе.

Примечание. В страховой компании (в call-центре) с Вами каждый раз общаются разные люди. И каждый раз нужно называть № страхового полиса, свое ФИО и вопрос, и только после того, как оператор найдёт в системе информацию о Вас и «въедет» в ситуацию, начнётся непосредственно общение по сути. Это съедает много телефонного времени. В нашем случае только на переговоры со страховой компанией ушло не менее 4 тысяч рублей – и это с учётом использования «Goodline» и нескольких вовремя подключенных услуг, существенно удешевивших входящие звонки и исходящие СМС.

Вывод № 7. Перед поездкой обдумайте вопрос связи, заранее изучите варианты: купить ли местную SIM-карту, подключить ли на свой номер льготный роуминг и/или услуги типа «льготные СМС», приобрести ли международную SIM-карту «Goodline» и пр. И обязательно нужно, чтобы у вас был человек, который при необходимости может закинуть деньги на счет.

Следующие сутки я опять лежала в палате под капельницами с обезболивающим, без еды, но никаких движений вокруг меня не происходило, не было даже анестезиолога. Я пыталась узнать у врачей, почему меня не оперируют, но врач ко мне приходить категорически не желал, и мне пришлось потребовать через медсестру координаты организации, в которую я могла бы написать жалобу о нарушении своих прав.

Через 20 минут пришли сразу 3 врача и пообещали мне сделать на следующий день операцию на спине, а после отправить в Россию с гипсом, чтобы с ногой я дома разбиралась сама. Я им объяснила, что в Россию я должна вернуться прооперированной по полной программе и в состоянии, не требующем госпитализации, то есть необходимы обе операции, причем быстрее, пока у меня не закончился срок визы. Врачи пообещали прооперировать меня завтра.

Примечание. Врачи в благополучной Европе могут позволить себе просто не общаться с пациентом, но желание пациента обратиться куда бы то ни было с жалобой о нарушении своих прав поистине творит чудеса.

Вывод № 8. Не бойтесь бороться за свои права. Главное при этом – вести себя корректно и уверенно.

Но на следующий (уже четвёртый) день я опять лежала без еды и воды – операции не было. Врачи всё время были заняты, со мной никто не общался. Пришлось снова звонить в страховую, объяснять ситуацию и требовать кого-то из врачей. Мне привели русскоговорящую медсестру и опять пообещали операцию «на завтра». Я опасалась, что меня снова обманут, но действительно начались предоперационные мероприятия, и последним пришел анестезиолог.

Лирическое отступление. От перечисленных анестезиологом рисков операции мне просто стало плохо. Главный – полный паралич нижней части тела. На этом фоне все остальные риски вроде дефектов внутренних органов показались не стОящими внимания.

Вывод № 9. Самое лучшее, что можно сделать – это максимально успокоиться и провести с собой воспитательную работу. Страшно? Очень. Но какой смысл дергаться самому и пугать близких? Близкие нам помочь ничем не смогут, и сам пациент никак не повлияет на предстоящую работу хирургов. Лучшее – это выспаться и быть в день операции с нормальным давлением.

Рентгеновский снимок.

Операция

Операция на спине прошла успешно. Первое, что я сделала, придя в себя, пошевелила пальцами ног и отправила мужу СМС. Боли в спине не было – нейрохирурги всё сделали просто изумительно.

В моём случае после операции был необходим корсет, причем пришлось шить его по индивидуальным меркам и оплачивать наличными.

Вывод № 10. Наличные деньги в больнице необходимо иметь обязательно. А ещё не помешало бы стандартное соотношение размеров талии и бёдер.

Тем временем

Тем временем наша группа возвратилась в Россию, в том числе и мой муж с ребёнком. Несмотря на то, что страховая компания выразила готовность оплатить и пребывание мужа с ребёнком в Италии до момента моей выписки из госпиталя, мы решили, что лучше будет, если муж вернётся.

Дело в том, что стандартный уход в итальянском госпитале совершенно не требует нахождения рядом с лежачим пациентом кого-то из родственников. Младший и средний медперсонал – мужчины 30-55 лет, и они всё делают быстро и профессионально.

Особо следует остановиться на эпопее с визой. Вкратце: наше нормальное желание продлить визу было полностью разрушено итальянскими реалиями. В визовой службе 4 окошка, работают с 8.30 до 11.30 (схема «сегодня сдал, завтра получил»), и толпы азиатов, а после обеда окошки закрыты.

Но это полбеды. Главная сложность – визовая служба затребовала письмо от страховой компании с гарантией оплаты моего пребывания до момента выезда, и это абсолютно нормальное требование. Но страховая для этого должна была получить информацию и рекомендации от врачей – в моем случае это были нейрохирурги и ортопеды, и их тоже пришлось интенсивно «пинать». Полторы недели прошли в ежедневном общении со страховой, и всё равно она так и не прислала нам для визового центра письмо требуемого образца (три варианта – и все неподходящие). Причем со страховой по этому поводу не раз созванивалась я и переписывался муж.

В итоге документы для продления визы оказались у нас за 3 дня до моего выезда, из которых 2 дня были выходными. На подачу и оформление продления у нас физически не оставалось времени.

Вывод № 11. Если есть возможность, открывайте визу с запасом по времени.

Я стала переживать: если у меня сейчас не будет нормально оформлен выезд, мне в будущем грозят сложности с получением шенгена. Я позвонила в русское посольство, там меня направили в консульство, в консульстве выразили сочувствие и отправили в тот же итальянский визовый центр.

Думаю, именно поэтому русский человек привычно надеется сам на себя и в день выборов пьёт водку.

Вывод № 12. Если уж случилось оказаться в больнице, то обязательно требуйте от врачей документ, который подтвердит, что Вы находились на стационарном лечении и физически не могли заниматься продлением визы. Этот документ Вы предъявите в аэропорту при выезде (чтобы вас не депортировали), а главное, он в будущем пригодится Вам при оформлении виз в другие страны.

Транспортировка домой

Через 5 дней после операции на спине была сделана вторая операция на ноге.

Рентгеновский снимок.

При транспортировке меня в Россию страховая отработала выше всяких похвал. Либо эта тема у них уже отточена, либо они очень сильно заинтересованы в скорейшей отправке меня в Россию, на которую действие их полиса не распространяется, – а скорее всего и то, и другое.

Итак, сначала меня собирались везти отдельным самолётом санавиации, причем по прилёту – в больницу. Для этого страховая запросила у нас координаты больниц, куда меня можно отвезти. Слава Богу, что итальянские врачи довели меня до состояния, не требующего госпитализации после прилёта.

Далее общение шло уже по-русски с представителем московской страховой компании-партнера, которая организовывала мою транспортировку.

Санавиацию отменили в пользу регулярных рейсов Аэрофлота – причины этого решения мне неизвестны. Мне по телефону и мужу, уже находящемуся в России, сообщили дату выезда и время рейсов и озвучили такой алгоритм действий: в 10.00 я в сопровождении московского анестезиолога-реаниматолога на машине госпиталя еду в аэропорт Венеции и оттуда регулярным рейсом Аэрофлота лечу в Москву, там через 4 часа у меня будет пересадка на рейс Аэрофлота в Краснодар в сопровождении уже другого реаниматолога.

В 09.30 администратор госпиталя с явным облегчением сдал меня молодому симпатичному врачу. Мой сопровождающий бегло опросил меня, измерил давление и пульс и приступил к сборке носилок на колесиках с особым надувным матрасом.

Далее всё шло очень быстро – сразу виден большой опыт в перевозке травмированных. Меня технично переложили на носилки-каталку и повезли на выход. 3 секунды на свежем воздухе – и мы в скорой, где на стенах и потолке не было свободного места: всё увешано оборудованием. Кроме моего анестезиолога, со мной ехала ещё медсестра госпиталя.

До Венеции доехали очень быстро, зарегистрировались на рейс (сопровождающий сам относил мои документы), и меня сразу из скорой перегрузили в машину-лифт и повезли в самолет — ни досмотра, ни сверки моей физиономии с фото в паспорте не было (печать о пересечении границы в загранпаспорте отсутствует).

Размещение в самолете стоит отдельного рассказа. Лифт поднимается к самому боку хвостовой части самолета. Пострадавшего вносят в салон 3 человека: двое держат носилки, а третий стоит под носилками в позе буквы Г, на своей спине удерживая основной вес пациента. Для того чтобы развернуть носилки, в самолете разбирается угол туалета, и при этом всё равно приходится извращаться — опускать ноги пациента. Иногда носилки держат практически вертикально.

Располагают носилки не на 1 ряд сидений поперек самолёта, как думает большинство людей, а параллельно продольному проходу на специальную конструкцию на спинках сидений, то есть это достаточно высоко: в 30 см надо мной была уже панель потолка, на которой размещены кнопки вызова стюардессы, вентиляторы, лампочки индивидуального освещения… В итоге пострадавший с носилками занимает 6 мест (половину ширины сидений у иллюминаторов и полную ширину среднего ряда), а 3 места у прохода остается под багаж, аптечку и самого сопровождающего. В итоге мы заняли 9 мест.

Можно представить, во сколько обходятся одни только авиабилеты, не считая приезда сопровождающего и мероприятий по погрузке-разгрузке. А если бы мы оплачивали дорогу сами?

Примечание. Без сопровождающего медика авиакомпания откажется от перевозки лежачего больного.

Вывод № 13. Перевозка лежачего больного – очень дорогое мероприятие, так как занимает 9 мест в самолете, при этом необходим сопровождающий медик.

После меня запустили остальных пассажиров, и мы взлетели. По пути я общалась с моим врачом и узнала много интересного. Он выезжает для сопровождения 2-3 раза в месяц (это у него подработка такая). Понятное дело, что часто перевозит парапланеристов, сноубордистов, горнолыжников. Но основная масса – это ОБЫЧНЫЕ ТУРИСТЫ, пострадавшие в автоавариях во время заграничной турпоездки.

Вывод № 14. Чтобы ощутить на себе прелести зарубежного здравоохранения и понять необходимость хорошей страховки, необязательно быть экстремалом.

Как обычно происходит? Народ при планировании зарубежной поездки относится к страховке как к неинтересной, но неизбежной трате и покупает ту страховку, которую предлагает туроператор (как правило, за 1-10 долларов), даже не интересуясь условиями.

Если человек с этой простой страховкой попадёт в аварию, то ситуация сложится такая: первую неотложную помощь ему, разумеется, окажут – проще говоря, его состояние доведут до уровня «чтоб не умер по дороге» (покапают, загипсуют, накачают наркотиками) и отправят домой, так как выяснится, что страховая не оплатит лечение. В подавляющем большинстве случаев и транспортировку пострадавшего вынуждены будут оплачивать близкие – это я пишу со слов медиков, которые меня сопровождали.

Вывод № 15. Нельзя легкомысленно подходить к выбору страховки при планировании зарубежной поездки. Если стоимость поездки начинается от 1 тысячи евро, то неужели Ваша защищенность не стоит 80-100 евро?

В Шереметьево меня выгрузили последней, при этом мужики-грузчики, увидев меня, стали облегченно посмеиваться: «Фух… Пронесло! Нас часто обманывают насчет веса пациента, а тут, надо же, не обманули – лёгкая девочка попалась!»

Примечание. Наше многолетнее общение с медиками позволяет сформулировать ещё один банальный, но очень важный вывод. Наличие избыточного веса и связанных с ним заболеваний – это всегда проблемы: при спасательных работах, транспортировке, операции и реабилитации.

Вывод № 16. Хорошая физическая форма в некоторых ситуациях убережет от неприятностей, а при несчастном случае обеспечит минимальное количество рисков.

Меня из самолёта перевезли в медпункт терминала F в Шереметьево. Там мой сопровождающий передал меня своему коллеге и оформил документы в медпункте. Далее меня перевезли в другой терминал, а страховая по телефону сообщила, что найти скорую в Краснодаре не получается (все машины должны оформлять вызов и при этом обязательно везти в больницу, простым извозом они не занимаются, а частных скорых просто нет) – здравствуйте, российские реалии…

Вывод № 17. Неплохо бы заранее позаботится и иметь наготове машину, в которой можно перевозить лежачего больного (микроавтобус, универсал), особенно если перевозка планируется на ночное время.

Нам повезло: страховая нашла-таки скорую – просто машину с водителем, без бригады медиков. После «нафаршированного» итальянского реанимобиля смотреть на убогую аптечку в салоне было больно и стыдно…
Доктор довез меня до дома, ещё раз проверил давление, пульс, дал мне заполнить документы (отказ от госпитализации), собрал носилки и уехал ночевать в гостиницу. Моё путешествие закончилось.

Последующее общение с российской медициной – это отдельная тема для другой статьи.

Я бы хотела кратко сформулировать основные выводы…

  1. К выбору страховки нужно подходить ответственно, постоянно помня, что Ваша жизнь и здоровье однозначно дороже 100 евро.
  2. Обязательно читать условия страховки.
  3. При оказании первой доврачебной помощи исходить из принципа «Не навреди».
  4. Знание английского – залог успешного получения/передачи информации, иногда жизненно важной.

Ещё раз хотелось бы поблагодарить друзей и близких за помощь и поддержку в этой ситуации, а особенно Николая за его великолепный итальянский и помощь в общении с медиками и визовыми службами.

Отдельное спасибо страховой компании, которая, несмотря на неизбежные бюрократические проволочки, полностью оплатила моё 2-недельное пребывание в современном итальянском госпитале и 2 сложные операции, а также блестяще организовала мою транспортировку домой в сопровождении профессиональных медиков.

Желаю всем интересных и безопасных поездок и полётов!

Парапланеризм и World Nomads.

Послесловие

P.S. Забыла ещё упомянуть… Приехав домой, я подала документы на компенсацию в российскую страховую компанию. Там от меня потребовали заключение, что я не была под воздействием алкоголя на момент травмы. Справки такой у меня не было, так как не было освидетельствования — в нём просто не было нужды. Вот сейчас жду ответа от нашей страховой – посмотрим, во сколько они всё это оценят и как оперативно выплатят.

В связи с этим хотелось бы заострить внимание пилотов на том, что при травме могут возникнуть серьёзные осложнения со страховой, если от пилота будет «выхлоп». И, конечно, по возможности не надо давать травмированному виски/ром «для поддержания» духа.

P.P.S. В четверг получила ответ от российской страховой. До сих пор нахожусь в шоке. За спину — 8 тысяч. За ногу — 4 тысячи.

ВЫВОД: чем платить взносы в российские страховые компании, лучше постоянно иметь какую-то сумму (неважно где: на пластиковой карточке или в чулке). Тогда можно самостоятельно ими распорядиться, не доказывать никому, что ты не был пьян во время происшествия, и не зависеть от чьего-то решения.

При этом страховаться в World Nomads мы при выезде за границу будем всегда.

Источник: paraplan.ru

Добавить комментарий

  1. Алла

    Народ, вопрос на засыпку. Можно World Nomads в качестве страховки для открытия Шенгенской визы использовать?

    Ответить
    1. Страховка-Эксперт

      Здравствуйте, Алла.
      Да, эта страховка подходит для шенгенской визы. Обзор этой страховки был приведен здесь.

      Ответить